Перевод текста The Passionate Year


Спид ужасно нервничал, заняв место за кафедрой в без пяти семь и следя за учениками, которые тянулись к своим местам. Они вошли достаточно спокойно, но в воздухе царила атмосфера затаенного ожидания, которую Спид четко осознавал; мальчики переглядывались, перемигивались, казалось, ждали, что что-то произойдет. Тем не менее, в пять минут восьмого все было совершенно спокойно и в полном порядке, хотя было очевидно, что что-то происходит. Спид чувствовал себя как на пороховой бочке, и он было ощущение, что он вот-вот должен был взорваться.
Около 15 минут восьмого на самых последних рядах началось хлопанье крышками парт. Он встал и сказал тихим, но уверенным голосом, который был отчетливо слышен: «Я не хочу быть ни скем суровым, но я вас предупреждаю, что за любым нарушением дисциплины последует суровое наказание». В зале послышалось хихиканье, и на мгновение он задумался, не поставил ли он себя в глупое положение.
После он увидел радостного милого на вид мальчика, сидящего на одном из задних рядов, который нарочно поднял крышку парты и с грохотом опустил ее. Спид посмотрел на карту расположения парт, которая лежала перед ним, и, посчитав ряды сверху вниз, узнал, что мальчика звали Worsley. Он задумался над тем, как произнести имя, рифмуется ли первый слог с “purse” или с “horse”. Его интуиция, поразительно чувствующая ситуацию, подтолкнула его к безумно опасному приключению, не много не мало к шутке, наиболее опасному оружию в арсенале нового учителя, одному из тех, которое, скорее всего, даст отдачу.
Он снова встал и сказал: “Wawsley” или “Wurssley” – как бы себя ни называл – ты наказан.
Весь зал хохотал во все горло. Он был этим немного напуган. Предполагая, что они не перестанут смеяться. Он вспомнил случай в соей школе, когда класс допек учителя очень тонко и искусно, делая вид, что бьются в истерике от смеха над его незначительной шуткой.
Когда смех стих, худой довольно-таки умный на вид мальчик поднялся на втором ряду и нахально сказал: «Простите, сер, я Worsley. Я ничего не сделал».
Спил быстро ответил: «О, разве? Ну, в любом случае ты переписываешь текст».
«За что, сер?» - в яром негодовании.
«За то, что сидишь не на своем месте». Класс опять засмеялся, но без сомнения, за этим весельем чувствовалось уважение.
И, собственно говоря, остаток вечера полностью прошел без происшествий. Когда все ушли, Worsley вместе с миловидным мальчиком, который хлопал крышкой парты, поднялись на кафедру. Worsley умолял освободить его от наказания, и другой мальчик поддерживал его, убеждал, чьл это он, а не Worsley хлопал крышкой.
«И как тебя зовут»?, - спросил Спид.
«Нейлор, сер».
«Очень хорошо, Нейлор, вы с Worsley можете поделить текст между собой». Он добавил, улыбаясь: «Я не сомневаюсь, что вы не хуже кого-либо другого, но вы должны понести наказание как зачинщики.
Они вышли смеясь.
Этой ночью Спид зашел к Кленвеллу поболтать перед тем, как отправиться спать, и Клневелл неискренне поздравил его с успешным прохождением наказания. «На самом деле, -сказал Кленвелл, - мне довелось узнать, что они подготовили звездный бенефис для вас, но вы как-то сразу же поставили их на место. Старосты услышали об этом и рассказали мне. Конечно, я не обратил на них никакого формального внимания. Меня не волнует, какие планы строят люди, я начинаю действовать, когда они их приводят в исполнение. В любом случае, может вам интересно будет узнать, что учащиеся школы скинулись по 15 шиллингов, чтобы купить фейерверк, который они собираются взорвать после того, как выключат свет! Увы, тщетные надежды разрушены!"
Кенвелл и Спид, откинулись в креслах и расхохотались.