Перевод текста Anthony in blue alsatia из учебника Аракина за 5 курс

Просматривая во время завтрака, в один прекрасный день свою газету, недоуменный, как и всегда жизненно важными фактами о родных железных дорогах, вопросах в парламенте, и костюмами-тройками: факты, как он понимал, мгновенно распространялись по всей Англии и через отличные от его умы, через которые они проскальзывали как сквозь марлю, блуждающий взгляд Энтони захватил определенные слова в абзаце озаглавленном

Mouchard (вблизи Юрских Гор)

Юрские горы ... Голубой дым ... голубоглазый эльзасец ... Гармоника ... Голубой эльзасский экспресс... за много миль от ниоткуда ...косящие сено девицы в белых шляпках ... грабли... смеются над нами ...

Маленькая Тайна

Взгляд Энтони больше не блуждал. Он чувствовал, что марля, которая не может сдержать потоки деятельности в мире, может приютить эту бабочку не сломав ей крылья. Он внимательно читал этот абзац. Он описывал поломку "Голубого эльзасского экспресса у подножия Юрских гор, "за много миль от ниоткуда". Там описывался синий дым, поднимающийся от нагретой оси, машинист бегущий вдоль рельс, как сумасшедший, солдаты прыгающие на путях и играющие на гармонике, нервная женщина-пассажир интересующаяся, что же случилось, статья рассказывала о, плутократической роскоши состава с вагоном-рестораном, она рассказывала о синих горах и синем небе, и про " косящие сено девицы в белых шляпках с граблями на своих плечах", которые "смеются над нами через живые изгороди".
А потом начался абзац под названием "Маленькая Тайна", который завершил отчет об аварии.
"Одна тайна об этом поезде никогда не будет решена. Когда он остановился, тихий человек, похожий на фермера, собрал свои вещи, вылез из поезда, и сознательно ушел от него без каких-либо признаков раздражения, колебаний, или нервного возбуждения, пересек поле и исчез в лесу.
Может быть авария произошла в непосредственной близости от его дома или места назначения? "
"О, нет", сказал Энтони, отвечая журналисту, "конечно, нет!"
Зачем ему? Это было бы весьма маловероятным. И - раздражение? Почему маленький человек будет раздраженным? И где тут тайна, Маленькая или большая?
Железные дороги – и это их недостаток - заставляют вас куда-то ехать. Вы, желая путешествовать куда бы то ни было, должны купить ваш билет до Страуда или Стока, и испытать судьбу. Безопасный план – это выбрать какое-то место с именем, похожим на Лулворт, Даундерри, или Незер Уоллоп; такие места, конечно, не могут быть совсем скверными. Но даже если они окажутся первым, вторым или третьим небом, туда вам и дорога, и никуда иначе, - и подумайте о Седьмых Небесах, которые пролетают мимо окна вашего вагона, небеса без имени и станций, Небеса, на которые не продаются билеты. С кем бы это не происходило, снова и снова, по дороге к морю, на болота, или на нагорье, он плачет в глубине души, при виде промелькнувшего в окне купе Рая: "Вот где я действительно хотел бы быть - вот куда я бы хотел выбраться. Эта долина цветов, этот коттедж на березовой поляне, это поле лютиков с речушкой и зимородком – ах, если бы только поезд остановился! " - Но он никогда не остановится.
Никогда? Так уже остановился. Энтони громко рассмеялся над Маленькой тайной в своей утренней газете. Где же тайна? Маленькому человеку подвалило, и он сделал именно то что был должен.
... "Почему мы остановились?" спросила нервнуя дама, которая сидела напротив Энтони в душном вагоне.
"Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!" зазвенели молодые голоса снаружи.
"Нелепо, нелепо! Я опоздаю!" фыркнул толстый миллионер.
"Я хочу свой обед", пыхтела его толстая жена. "Я отказываюсь ехать не пообедав!"
Энтони выглянул из окна. Живая изгородь гнулась под тяжестью цветов, за ней виднелся цветущий луг, высокая трава с выглядывающими соцветиями, кружевно-белые, голубые цветки цикория, обилие цветов виднеющихся в высокой траве. В одной части луга с цветами была скошена и уложена в стога. Группа молодых крестьян, в свободных белые рубашках и вышитых куртках и передниках, лежали в траве, жуя медовый пирог и потягивая светлое пиво. Один высокий молодой человек, прекрасный, как бог, стоял боком на солнце, и его коса сияла на солнце. Несколько девочек встали и вошли в высокую траву, собирая цветы, кто-то носил венки из синих и белых цветов, кто-то смеялся, под своей белой шляпкой, кто-то сгребал траву, кто-то отдыхал оперевшись на грабли, все были молодыми и свежим и откровенными.
"Ах, почему же мы не едем дальше?" стонала нервная дама. "Ах, что случилось?" Пассажиры гомонили со всех сторон. "Мы захвачены!" "Мы поломались!" "Грабители! Эти ужасные импортные запчасти!" "Двигатель горит!" "Машинист сошел с ума!"
"Ах, ах, ах!" стонала нервная дама в вагоне.
"Ха-ха-ха!" смеялись радостные молодые голоса в воздухе.
"Я точно опоздаю!" кипел миллионер.
"Неужели мы никогда не будем есть?" пыхтела его жена.
За цветущими лугами и косарями лежали синие горы, синие, как мечты, как рай. Мягкие темные леса лежали между лугами и склонами. На самом краю леса, как будто он только что вышел из деревьев и ступил на траву, стоял крошечный коттедж с балконом. Около кромки леса извивались тропинки и речка и козы. Запах сена и цветов и деревьев наполнил купе.
"Ла-ла-ла-ла, ти-ти-ти-ти!" Солдат сидел на рельсах и пел Голубой Дунай, на гармонике ему подыгрывал другой солдат.
Девочки на лугу начали танцевать.
"Ой, что это такое, что это такое?" вопила нервная дама.
"Еда, еда!" пыхтел толстая.
"Как сильно, как сильно я опоздаю!" повторял ее муж.
"Держите двери закрытыми - не позволяйте им войти"! умоляла нервная дама, заламывая руки.
"Ха-ха-ха!" смеялись танцующие девушки, "ха-ха-ха!"
"Вжжжжих!" пела коса молодого бога. Энтони достал свою поклажу с полки и открыл дверь вагона, нервная дама издала тихий вскрик..
"Ах!" Не позволяйте им войти! "
"Поздно! Поздно! Поздно!"
"Обед подан. Просим к столу!"
Энтони пересек рельсы и обнаружил разрыв в цветущей изгороди. На поле, почти скрытая в цветах, извивалась кривая тропинка. Она вела через луг, в лесок у подножия синих гор. Он проследовал по ней без колебаний. Он оставил за спиной танцующих и смеющихся собирательниц цветов, косящего молодого бога, пьющих крестьян, играющих солдат, Голубой эльзасский экспресс, в котором сидел опаздывающий миллионер, опаздывающий куда? Куда торопиться? Он был в Голубом Эльзасе. Там, куда не достать билетов.
Он вошел в лесок и пропал из виду.
Позади коттеджа, босиком, около речушки, стояла девушка лет шестнадцати, прекрасное сероглазое дитя, кормившее ее козлят пучком сена, лежащим в ее переднике, который они толкали и тянули. Она носила белую рубашку и синие вышитые юбки. Когда козлята наглели, она толкала их ее загорелой ножкой, и смеялась она как музыка. На скамье возле коттеджа стоял кувшин и деревянная миска.
Ее глаза встретились с глазами Энтони. Она опустила передник, и сладкий пук сена упал вниз, к вящей радости козлят. Она подошла к скамье, налила миску молока, и принес его к Энтони с кусочком медового пирога, ее серые глаза улыбались. Как только он выпил, она сделала простой жест.
"Оставайся", сказала она.
Голубой эльзасский экспресс ушел без него.
Энтони помешал чай. В следующей колонке был отчет о дебатах прошедших прошлой ночью о проблеме-
Он пропустил ее.